День не заладился с утра, начиная с того что в 2 часа ночи я встала и начала читать книжку, тк спать было совершенно невозможно. К половине 4го утра я начала засыпать, в 6 подъем, быстрые сборы, по дороге на кухне разлила кофе, чуть не разбила флакон духов, забыла надувную подушку, на остановке до вокзала уронила телефон, после чего он вырубился, а пинкод я конечна, не помню, домой возвращаться не стала – плохая примета. Чуть не прозевала поезд до Кельна, но добралась все, же без приключений, кроме того что вышла не на главном вокзале, а за станцию до него. Но морозное утро и рассвет подарили прекрасную прогулку до центра города, который знаменит своим собор. Туда-то я и направилась.

Собор, готика, саркофаги средневековых пап, витражи через которые льются тонкие разноцветные струйки света и пятиста-ступенчатая лестница на крышу собора.

Подъем убил гораздо больше чем на Исакиевский, если учесть что на тебе два салатовых рюкзака по 20 и 40 литров общим весом в 10 кг, то утренняя гимнастика удалась.

Город как на ладони, но в отличие от Исакиевского весь обзор закрыт сеткой рабицой, дабы праздные туристы случайно не выпали, засмотревшись на местные красоты.

Лестница одна, работает одновременно на спуск и подъем, настолько узкая, что когда спускаешься, а кто-то поднимается тебе на встречу, то вы прижимаетесь друг к другу и протискиваетесь каждый в своем направлении. 500 ступеней выжимают весь энтузиазм и чувство прекрасного. Собор поражает своим великолепием, но, несмотря на разнообразие архитектурных элементов, производит впечатление опустевшего улья (цитата из Гумилева).

Там все умерло, умер средневековый дух, умерла святость подобных мест, лишь праздно слоняющиеся туристы, среди которых иногда слышишь знакомую речь, скрашивают унылую и удручающую обстановку. Вспоминается небольшая церквушка в Кронштадте, где белизна стен, струящийся сквозь окна свет и песнопения заставляют звенеть воздух и душу.

У собора все те же праздно слоняющиеся туристы и стайка голубей. В Европе одним из занимательных занятий для меня стало кормление местной дичи, в Дюссельдорфе мы кормили уток, во Франкфурте лебедей, в Кельне мне достались голуби.

Голуби оказались пугливыми, но голод как говориться не тетка и стайка голубей ходила босиком около брошенных крошек, после чего они отписали пару кругов над моей головой, поблагодарив за завтрак. Едем во Франкфурт флюгхафен.

Приехали, до самолета 2 часа и как оказалось, помимо основного аэропорта во Франкфкрте есть другой флюгхафн (Франкфурт Ханн), в 140 км от основного, он же является отправным в моем рейсе на Пальму. О сиим факте я даже и не подозревала, незатейливый таксист пакистанец благосклонно домчал меня туда за час стоимостью в 150 евро (вот они дешевые билеты на пальму, в общей сложности 200 евро чтоб только добраться до аэропорта). Благо, что в Германии есть автобан, последняя залетаю в самолет.

Пальма

Отель оказался в пригороде, номер вполне сносный, напоминает подмосковные пансионаты скромностью и функциональностью обстановки.

Оголодавшая, пошла искать забегаловку, в качестве которой был выбран местный ресторанчик. Архитектура зданий и местные интерьеры подкупают свое южностью и убивают халтурностью, что-то схожее с Россией и что-то совсем далекое от хайтековской и продуманной Германии. Ресторанчик оказался просто неописуем, начиная с того что за баром пьянствовали какие-то донны педро и я одна как белая ворона уселась внутри зала и заказала пасту. После германии простые макароны с чудесным соусом показались пищей богов, даже не смотря на жирные алюминиевые вилки и ложки. Доны педро пели под гитару испанские песни и я все больше и больше проникалась Испанией, хмелея от вина.

Утром отправилась в пальму, т.к. отель оказался в пригородном пляжном районе, застолбленном немецкими туристами, другие районы принадлежат англичанам и итальянцам. Не имея ни карты, ни знания того где находиться центр города поехала на бум.

При въезде в центральную часть города взор услаждает готический собор, напоминающий картинки из детских книжек о висячих садах Семирамиды.

Спокойная, теплая и солнечная атмосфера под пальмами у статного собора устремляет мысли в даль под легкий морской бриз и саксофон играющий неподалеку, задумываешься о том как прекрасна и удивительна может быть жизнь, что не зря пилила пакистанца таксиста, чтоб примчал тебя во франкфурт ханн; весь адреналин, бессонные ночи, переезды и перелет стоили того.

Там же у собора встретила двух русскоговорящих мужчин, один был облачен в рыцарские доспехи, изображая гладиатора, а другой оказался тем самым саксофонистом, услаждающим слух прохожих.

Осмотр собора и близлежащего замка произвел позитивное впечатление после средневековой готики Кельна, все объято духом южной Испании и рыцарством.

Центр города обольстительно прекрасен, узкие улочки, магазинчики и кафетерии, услужливые и добродушные испанцы, улыбающиеся глядя на тебя.

Спускаешься в порт, усеянный шлюпками, яхтами, ботами, парусниками, катамаранами и прочими судами и испытываешь восторг, сидя на пристани, наблюдая за рыбами и чайками.

Солнце начинает печь не по-зимнему, закатываешь джинсы и снимаешь пальто, загорая на лавочке. Проходящий мимо негр подумал что мне плохо, собственно данный момент позволил завязать знакомство. Негр оказался моряком и рассказал много интересного о местных обычаях, а также с удовольствием составил мне компанию в качестве гида и собеседника при подъеме на холм, увенчанный крепостью, с которой открывается панорманый вид на залив и город.

Раскланявшись с негром я отправилась обратно на набережную, где не успев погрузиться в одиночество ко мне подошел арабский француз, который продолжил экскурсию по городу.

Француз или араб прекрасно говорил по-английски и также хорошо знал пальму, я была просто потрясена теплотой и добродушностью людей после черствой и холодной Германии.

Новый год: набережная, бьющиеся о камни волны, город расцвеченный огнями и фейерверками, шампанское и мандарины, счастлива.

Дети

Направилась в Монакор (город в центральной части острова), поскольку забегать последней в поезда самолеты и прочие виды транспорта входит уже в привычку, то запыхавшаяся, села на первое попавшееся место в вагоне в компанию каких-то подростков.

На соседнем сиденье от меня толстый парнишка трескающий булки, напротив забитый скромняжка, слева стайка мальчишек с предводителем, у которого не закрывался рот всю дорогу от болтовни а у другого от планомерного поедания бутербродов крошки от которого улепили все его гупошлепные конечности, которыми он смачно швыркал при вытягивании внутренностей тетрапака с соком и также смачно обгрызал трубочку от того же треклятого тетрапака. Перевожу взгляд на соседа, который начинает ковырять в носу, а потом разглядывать сопли, затем в ушах проделывая все ту же процедуру. Начинаю закипать, глубокие вздохи и горные пейзажи не помогают, подмывает спросить соседа, переставшего грызть ногти Are u ok? Терплю, молчу, думаю: «Они еще просто не воспитанные дети». Неподалеку от них сидят девчонки, которые периодически грозят моему соседу чтоб он в перерывах между ногтями и соплями не болтал, цыкал и пел сам с собой. Облегчение, на одной из станций они вышли. И вот когда поезд стал проезжать мимо уже бредущих по платформе детей поняла что, это не здоровые дети, что они дауны. Стало стыдно, что я чуть было не стала возмущаться на умственно отсталых.

Подумала, хорошо, что сдержалась.

Дети

Сижу в каком-то фастфуде, тихо поедаю нацппродукты американцев с отвратительнейшим кофе, по соседству трапезу разделяют двое парнишек 12 лет. Начинают кидать мне фразы и смеяться, обсуждают, ничего не понимаю, они испанцы. После пяти минут закипания выдала фразу: R u ok? c грозным выражением лица, что произвело кратковременное впечатление, продолжили обсуждать меня и смеяться. На выходе он кинули какие-то нахальные, как мне показалось фразы, после чего я им немедленно сложила фигуру из трех пальцев, понятную на всех языках, что вызвало бурную реакцию и мимо моего уха пролетел помидор из гамбургера. Пожалела, что не вернулась и не вылила им за шиворот кофе.

Гнусные, мерзкие, тупые и невоспитанные дети. Маленькой я тоже такая была, только вместо помидор на голову прохожих прилетали чебурашки, производящие сильный звон после пролета четырех этажей. Так что, видимо, помидоры – это наказание за мои детские грехи))

Испанцы

Все больше и больше мне начинают нравиться испанцы, по дороге в Капдеберу все время болтала с водителем, который был счастлив, что я говорю по-английски (т.к. его жена англичанка). Рассказал кучу всяких вещей, познакомил с выше упомянутой женой, отметил, что русские очень умные. Задумываюсь, какой водитель автобуса бы в германии стал бы рассказывать мне про местную и личную жизнь… да еще с такой экспрессивностью.

Нужно, наверное, написать, что Пальма прекрасный остров, с теплыми людьми и замечательными местами, множеством уютных ресторанчиков и качающихся на волнах яхтах.

Но для меня пальма оказалась не местом где можно вкусно поесть, порадовать взор чудесными пейзажами, а местом, где можно задуматься о собственной жизни. Всю неделю ходила и думала, что это все нереальность, взять и приехать на пальму, что же стоит хотеть дальше, к чему нужно стремиться, в какие горизонты вглядываться. Пройдя через одиночество по родному языку и близким, окунувшись в другую атмосферу, перпендикулярно отличную от германии, начитавшись книжек и насмотревшись фильмов, задумалась, что не стоит унывать, нужно продолжать жить дальше, дарить людям радость, добро, тепло и свет. Встреча с саксофонистом молдаванином, чья семья в Румынии, а он уже 1.5 года мыкается в Пальме, зарабатывая игрой в ресторанах и на площадях, заставила еще раз подумать о том, что есть люди, которым не интересно каждый день ходить на работу в галстуке, получать стабильную зарплату, потому, что они преданы тому делу, к которому у них лежит сердце. Может быть, он оказался слаб и не смог получить «достойного» образования, «достойной» работы, зато он оказался силен, не боясь жить каждый день и не знать, что он ему принесет, голод или благодарных туристов. Я не ратую за цыганскую жизнь, главное быть уверенным, что не пропадешь. Это чувство как безусловный рефлекс возникает каждый раз, когда переезжаешь с места на место. Привыкая к размеренной и сытой жизни порой забываешь о непредсказуемости жизни, о том, что ухо нужно держать в остро, и не бояться прыгать в уходящие поезда, самолеты и лифты.

Пальма – место, где обрела умиротворение, спокойствие и счастье. Каждый день я считала, сколько осталось до отъезда: инстинкт трудоголика, страх экзаменов и будничной жизни. Но моменты, когда автобус несет тебя по серпантину в горах, с которого открывается вид на спокойное море и бьющиеся о скалы море, захватывают дух, моменты жизни мальчишек играющих в футбол под солнцем, прячущимся за скалистыми горами, моменты, подсмотренные за чашкой кофе в каком-нибудь деревенском баре, где доны играют в карты и курят сигары, заставляют тихо и спокойно любоваться жизнью.

Весь отпуск слова «пусть тебе присниться пальма де Майорка» не выходили из головы, но для меня они обрели другой смысл: не популярного курорта, модных отелей и дорогих яхт, а места где можно созерцать жизнь и размышлять о ней как во сне.

Послесловие

Как оказалось не очень мягкая посадка на земле обетованной в вонючем и далеком Франкфрт Ханне не стала концом отпуска, после часа ожидания прибыл шатл, который должен был доставить во Франкфурт на Майне, но как оказалось вместо Франкфурта я вышла в Майне, кто ж знал что небоскребы есть не только во Франкфурте, лишь отсутствие огромной елки на вокзале смутило меня. Прошу чувака помочь купить мне билеты на поезд до Франкфурта, тк работают только билетные терминалы и вообще ночью вокзалы не функционируют. В час ночи таки я прибыла в немецкий Нью Йорк. Куда пайти податься? Ближайший поезд в 3 ночи. Благо что мой любимый хостел через дорогу от вокзала. В замечательном хостеле нашлась теплая компания из двух представителей мужского пола, один из германии другой из Эстонии и на смеси русского английского и немецкого время пролетело не заметно. Услужливый бармен согрел меня чаем с бокарди, который как выяснилось был его собственной заначкой, не взял с меня ни копейки за три кружки пойла, позволил еще раз отыграть на их замечательном фортепиано, после чего я удалилась на вокзал, где мароканцы меня приняли за американку, а голландцы за русскую. Пьяная и счастливая еду в поезде в Мюнстер, надеюсь к утру я туда все-таки доберусь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>